W K (pinguinchen) wrote in buchmalerei,
W K
pinguinchen
buchmalerei

Яна Клинк, иллюстрации к книге "Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной"


Совместная книга Ольги Арефьевой и Яны Клинк.
Еретичная и эротичная. Вышла в издательстве Livebooks.



Много, очень много эскизов. На полу, вокруг меня (рисую на бумаге, на картонном планшете, на коленях).
Ефросинья должна была впиваться глазами в свой оригинал, глядя изнутри.
Конечный вариант - обнаженный.
Была дилемма с тем, что волосы у отражения черные, черным хотелось сделать и овал зеркала.
Хотелось конраста, но было решено не жертвовать ради него "лейбловым" овалом.
Геометрический овал не подошел, оказалось, что рукописный "дрожащий контур" лучше.
Остальное с трудом вербализируется :-)
Яна Клинк





Глава "Желание"
"С этими словами он протянул Ефросинье книгу, на которую она тут же села, так как читала книги, подкладывая их под себя на стул. Со следующей секунды ее восприятие раздвоилось и пошло параллельно по двум руслам. Третьими были четки, которые она продолжала перебирать, уже почти не осознавая слова молитвы." Ольга Арефьева.




Глава "Любовь"
"Ничто не могло приблизить ее к обладанию предметом обожания, а спастись бегством тоже было невозможно. Она была влюблена в себя. Поэтому, оставаясь одна, она покрывала поцелуями прохладные зеркальные поверхности, заполнявшие ее дом. Следы от прикосновений она тут же стирала, чтобы случайные свидетели не разнесли эту весть по свету, и так уже наполовину готовому обвинить ее в ведовстве. Мужчины были готовы выть у нее под окнами как мартовские коты, а она бродила по дому отрешенно, с четками в руках, не прогоняя и не приглашая."





Глава "Рынок"
"Сегодня была суббота. Каждую скоромную субботу она, наряженная в мешкообразное платье с колокольчиками, завязывала узлами соски и шла на базар, волоча за собой тень на узорной шлейке."
"Они знали, что она девственница, а семерых сыновей, похожих на нее, как отпечатак ветра в песке на сам ветер, родили от своих жен страстно влюбленные мужчины. Как и Ефросинью, сыновей сопровождал тихий звон колокольчиков и запахи особого настроения."






Глава "Гости"
"У порога сидела крашеная в рыжее старушенция с ярко нарумянеными щеками и напомаженными губами. Гороховое платье в рюшах, красные бальные туфельки с бантом, кружевной зонтик, мундштук с пахитоской в морщинистой руке дополняли картину. Рядом с ней стоял большой чемодан с круглыми дырками, внутри которого кто-то сопел. Из дырочки высунулся круглый бесцветный глаз, старуха и глаз смотрели с одинаковым параллельным выражением."






Глава "Слуга"
"В профиль он был как конь, а в анфас - как человек. " 






Глава "Записки некоего Иеронима Инфаркта"
"Я - человек, подверженный грусти.
Мне свойственны разные ощущения.
Я так люблю, что даже не помню про секс.
Спросонья я вернулся не на ту постель. Там уже кто-то был.
Ничто человеческое мне не чуждо. Хоть я и не человек.
Я несколько раз совершал самоубийство. Всегда успешно.
Хорошо, что я не человек, как эти..."





Глава "Не церковь"
"Ефросинья стояла около полуразрушенного здания с куполом и смотрела в проломы окон и дверей. Сквозь противоположные окна было видно, что сзади пасутся лошади.
- Что это за церковь? - спросила Ефросинья у кого-то рядом. Голос раздался длинным эхом.
- Это не церковь. За неё ещё когда-то не люди сражались, - ответили ей тихо прямо в ухо."






Глава "Четверговые свидания"
"Иногда она встречала его голой, раздевала его тоже, и они пили чай с лимоном и мёдом, распахнув окна в сумерки. Иногда она привечала его пощёчиной. В такие дни она с ним не разговаривала, сразу вела в постель и привязывала его руки чулками к батарее. Иногда её вообще не было дома, и он жил до утра один."





Глава "Сад"
""Обожаю юбки на мужчинах", - прошептала она беззвучно, покусывая его ногти."






Глава "Баба Йога"
"Там водятся дикие деревья, никогда не слышавшие человеческого голоса. Они смотрят злыми деревянными глазами. Там живёт страшная Баба Йога. Нет у неё ни возраста, ни совести, потому что она давно себя пережила, ни имени, потому что выбросила. Даже если кто позовёт, она и не дрогнет, ей ее имя - как пустой звук. На вид молодая, а глаза у неё древние, всё видели, ничего не расскажут. Много она знает и много может. Умеет и летать и не летать, из ничего делать что-то и из чего-то - ничего."






Глава "Алчи и Арчи"
"Когда один из них, подливая мне вина, заглянул в мои изголодавшиеся по человеческому вниманию глаза, я почувствовал, что согласен, сам ещё не зная, на что. Они называли друг друга Алчи и Арчи, и были похожи, как животные одной породы."





Глава "Патефон"
""Ну, рассказывай", - проскрипела Баба Йога. Голос шёл не из неё, а откуда-то из угла. Савватий оглянулся и увидел патефон, который крутил пластинку."







Глава "Павлин"
"Моя мать, боясь испортить фигуру, не давала мне сосать свою грудь, это был первый в моей жизни отказ в любви, дальше жизнь пошла наперекосяк."







Глава "Самолёт"
"В полёте она беспрерывно ела. Еда помогала от тревоги, а её тревога обладала столь быстрым обратным действием, что вполне могла уронить воздушное судно. Стюардессы прыгали вверх, как цены позапрошлого вечера. Пилот называл себя водителем и отказывался брать ответственность. Еда была невкусной, несъедобной, неэстетичной и несвежей. Пирожками можно было драться, а напитками выводить пятна. Она прилетела постаревшей на несколько лет, приняла свою часть наследства и обнаружила, что умершая бабушка - она сама."






Глава "Бой с тенью"
"Тень бросилась на человека так, словно лезла целоваться. Он ощутил прикосновение как холод и страх и отбил её ребром руки с улыбкой на зубах."






Глава "Остановка"
"Я сделала свою мечту плоской и заложила между страницами книги: когда книга открывается, мечта разворачивается - такие объёмные картинки мне покупали в детстве. Надо потянуть их за ниточки - и они задвигаются. Как я нарисую мир, так он и заработает. Бог - это учитель, но оценок не ставит. Он смотрит наше кино искренне, как ребёнок, смеётся, где надо смеяться, и плачет, где надо плакать."







Глава "Распродажа снов"
"В маркете шла акция "Распродажа снов". Были снижены цены на фантастику, боевики, погони, сны с путешествиями и видами природы. Одиноко стояли малопопулярные кошмары, на них была самая большая скидка. Совсем не было комедий - оказывается, у спящего отсутствует чувство юмора. Самым ходким товаром были сны о сексе с эстрадными артистами."






Глава "Животное с двумя телами"
"Соединение двух тел человеческого животного происходит посредством встречи телесного ключа с телесным замком. Одно из двух тел человеческого животного, обладающее ключом, зовётся мужским телом, или попросту мужчиной. Другое, всегда называемое позже, содержит в себе замок и именуется женским телом, или женщиной. Как ключ без замка, так и замок без ключа по отдельности не имеют никакого смысла и обретают его лишь при соединении одного с другим."






Глава "Дрова"
"Слипающимися глазами он успел увидеть, что из углов выползают разноразмерные мохнатые тени с широко поставленными бессмысленными глазками. Бабка улыбалась, что-то темное навалилось сверху, он устал бояться и уснул.
Игрушки ели его всю ночь."






Глава "Зверь"
"Рассмотреть или потрогать его было нельзя, ощущалось только нависание, объём, холодок и духота. С его появлением становилось как-то тесно, темно и очевидно, что ты маленький и слабый." 



Рецензии и фрагмент книги на сайте ark.ru
OZON.RU
Tags: illustration
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments